«Три товарища»

В театр вчера ходили. Театр «Суббота», «Три товарища» по Ремарку.

Что-то было не так в этой затее с самого начала: я вообще с трудом себе представляю, как можно ставить в театре романы Ремарка. Всё равно, что пытаться экранизировать прозу Пушкина; сколько ни пихай в кадр бурно растущей зелени, впечатление не будет даже близко к пушкинскому описанию природы. Так и здесь…

Впечатления лучше всего выражаются знаменитой фразой Detsel’а, произнесённой им ещё в антракте: «Нууу, фиг его знает…» Лучше и не скажешь. На прочтение в общем-то тянет, на погружение — никак.

А ведь одна из основных ценностей оригинала — это погружение. Погружение в эпоху, в настроение, и игра эмоций, характеров, мыслей, чувств и ощущений — именно в контексте. Как раз контекста и не было.

Были совершенно неуместные в междувоенной Германии песни под гитару о России. Были актёры, которые даже не пыталсь вжиться в образ междувоенных немцев. Были костюмы без намёка на аутентичность — чего стоит один Отто Кестер в коричневой кожаной куртке и брюках, типичный образ России девяностых, неизвестно зачем напяливший шляпу, или последний романтик Готтфрид Ленц, в котором ничего не было от романтика, но было от чикагского мафиози тридцатых…

Нет, постановка неплохая, а «закадровый голос», розданный в качестве реплик второстепенным персонажам, вообще можно считать находкой, но… Единственное, чего хотелось после выхода из театра — отправиться домой и почитать Ремарка, чтобы возникающее в мозгу чистое восприятие очистило описываемый им мир от нестыковок постановки.

Комментарии — это вебменшены.