Опохмел-party

Во вторник легендарная 634-я группа наконец-то собралась в полном составе по внеучебному поводу, впервые за последние пять лет (впрочем, справедливости ради следует отметить, что состав таки был неполным: одного человека не хватало). Повод был самый что ни на есть уважительный: поехать в Лисий Нос к Сюзанне и как следует, шашлыком и алкоголем, отметить окончание шести лет совместной учёбы. Отметить получилось…

Живописать все подробности, начиная с массовых брудершафтов и танцев на свежем воздухе и заканчивая стрельбой по сигаретной пачке из духового пистолета и откачиванием упившегося до отключки старосты, я всё-таки не буду. Расскажу только о тех вещах, которые стали очевидны на следующее утро, когда, получив последний зачёт, самые стойкие коротали время до открытия деканата в кофейне…

Первое, что мы особенно остро осознали этим похмельным утром: те пятеро, кто заночевал в Лисьем Носу, стали за эти сутки намного ближе друг к другу, чем за все пролетевшие шесть лет. Пожалуй, если бы подобное мероприятие состоялось курсе этак на втором, атмосфера в группе была бы гораздо лучше… С другой стороны, наверно, именно потому, что остались настолько разные люди, которые именно из-за этой «разности» плохо контачили до сих пор, появилась возможность по достоинству оценить друг друга спустя шесть лет, когда мы все уже сплочены единой целью, едиными ориентирами, единым образом жизни. Мы знаем друг друга как облупленных, мы столько прошли вместе — и эта ночь оказалась тем последним компонентом, который склеил, сцементировал нас так хорошо — именно потому, что был последним, в нужное время, в нужном месте.

/posts/2006/97494/kozlov_hucbe4d2f1932d6a7c4344ab6fc950b060_1579228_800x0_resize_q90_box.jpg Лёшик, староста — непререкаемый авторитет (во многом благодаря последовательной политике глобального невмешательства), в меру серьёзен, в меру целеустремлён, спокоен, рассудителен и непоколебим. Один из двух центров неформального общения в группе, никогда не жаловавший представителей «другой компании».

/posts/2006/97494/susie_hu1bd555b721bfa4e4f00be6a66840d036_1428692_800x0_resize_q90_box.jpg Сюзанна — скандалистка и правокачательница, при том, что звёзд с неба в плане знаний не хватает. Единственный в группе семейный человек, причём умудрилась выйти замуж за норвежца и работать планирует в Европе. Имела бы классическую репутацию вздорной пробивной бабы, если бы не сердце, не уступающее по размерам таланту скандалить. Второй «центр общения», собравший вокруг себя женскую часть группы.

/posts/2006/97494/ks_hu1bd555b721bfa4e4f00be6a66840d036_1820101_800x0_resize_q90_box.jpg Ксения — почти гламурная модница, любительница клубов и завсегдатай кинотеатров, при этом действительно умница и заслуженная краснодипломница. Будущий акушер-гинеколог, по-настоящему преданный пациентам.

/posts/2006/97494/katya_hucbe4d2f1932d6a7c4344ab6fc950b060_1665293_800x0_resize_q90_box.jpg Катя — извечный компаньон Ксении и Сюзанны, к которой тем не менее вся группа относится однозначно скептически, благодаря легендарным жадности и жлобству. Первейшая любительница халявы, тряпок и модных заведений, вечно попадающая в истории после кабаков. Очень старательная и усидчивая, но это ей не сильно помогает.

/posts/2006/97494/nekr_hucbe4d2f1932d6a7c4344ab6fc950b060_639916_800x0_resize_q90_box.jpg И, наконец, ваш покорный слуга, в течение шести лет бывший в группе неофициальным лидером, всегда готовый принять на себя решения, от которых самоустранился Лёха, и в случае чего на свою же голову получить все шишки. Устойчивая репутация технаря и раздолбая, которому неизвестно как удаётся забалтывать преподов.

Каждый из этих пятерых теперь знает, что если мир начнёт рушится, опереться можно на любого…

Вторая вещь, которая обсуждалась в кафе и которая, по зрелому размышлению, действительно удивляет — тот факт, что несмотря на невообразимое количество алкоголя накануне, несмотря на раскалывающиеся головы и подкашивающиеся ноги, несмотря на расстояние до Питера и все прелести общественного транспорта мы все как один приехали к половине десятого утра на последний зачёт, готовые к любому повороту событий, невзирая на железобетонную уверенность в халяве. И никому, включая Алексея, которого вечером до кровати несли на руках и раздевали в бессознательном состоянии, даже в голову не пришло, что универ можно продинамить! Всё-таки если нас чему и научили за шесть лет, так это железной дисциплине — «в сознаньи можешь ты не быть, но на занятьях быть обязан»…

Комментарии — это вебменшены.