Skip to main content

Evgeny Kuznetsov

О целевом обучении

5 min read

Этот пост, как и все остальные в этом блоге, выражает моё личное мнение. Оно может отличаться от мнения Учёного совета и ректора университета, где я работаю (и университетов, где я не работаю), от мнения Минздрава и Правительства РФ, от мнения моих родителей, моей жены, её родителей, Президента России, Генсека ООН и любых других лиц и организаций.

На этой неделе на BusinessFM прошёл репортаж, вызвавший некоторый резонанс среди населения. Мысли, озвученные в этом репортаже, я от разных людей по долгу службы слышу регулярно, при этом создаётся впечатление, что с законодательством эти люди (как и автор репортажа) не знакомы, со здравым смыслом не дружат, а логики вовсе чураются.

Давайте разбираться.

Правительство резко сократило бюджетные места, увеличив квоты для целевых студентов, то есть для тех, чье обучение готов оплачивать регион.

Что такое целевое обучение и кто за что платит, написано в триста втором постановлении Правительства РФ: целевое обучение оплачивает федеральный бюджет. Не регион, не заказчик обучения (которым может быть любое юрлицо, включая ИП), а федеральный бюджет. То есть целевые места — это бюджетные места. Только с дополнительными ограничениями.

Взамен молодой специалист пять лет должен там отработать, невзирая ни на какие условия.

Собственно — да, должен отработать. Правда, если всё-таки прочесть постановление №302, окажется, что есть условия и для приостановки, и для расторжения этого самого договора. И не пять лет, а столько, сколько написано в договоре. Но «не менее трёх».

Любой человек может иметь за время учения в университете большое количество научных достижений, статей, красный диплом, и при этом на ту специальность, куда он хотел бы поступить, может просто изначально не быть ни одного места, кроме как целевого.

Ну, платные-то места будут. А так — да, есть специальности, проучиться на которые за счёт федерального бюджета можно только при условии заключения договора о целевом обучении.

Моя будущая специальность, там 90% мест по всей стране отдаются на целевые. Как бы я ни старался, что бы я ни делал, мне нужно готовить приличную сумму денег для того, чтобы завершить свое образование.

А постараться поступить на остальные 10% мест? Тем более, если весь из себя краснодипломник и молодец, и тестирование в рамках аккредитации наверняка на 100 баллов написал…

Все это стало явным спустя шесть лет от начала этого образования.

У нас вообще законодательство о медицинском образовании меняется быстро и драматически. За шесть лет и в самом деле утекло много воды. Эти риски стоило учесть в начале пути, как, собственно, риски изменения законодательства в любой области вообще (в России ведь живём). Ну или, как вариант, влиять на власти, чтобы изменения в законодательстве были последовательными, логичными и предсказуемыми. Кто там у нас источник власти-то в Российской Федерации? Где-то я читал, что народ…

Зато на платное обучение берут всех желающих — никаких ограничений.

Ограничений полно, и по количеству мест, и по баллам, полученным при тестировании. Хотя, конечно, за свои деньги попасть на обучение проще, чем за деньги федерального бюджета. Что в этом плохого-то?

Есть, конечно, сомнения, что после таких вложений он пойдет в районную поликлинику на 30 тысяч в месяц.

А этот молодец-краснодипломник, значит, пойдёт?

Открою вам маленький секрет: человек будет работать за копейки только в трёх случаях. Либо он очень идейный (таких, понятно, единицы), либо нормальных денег ему никто платить не готов (то есть специалист он так себе), либо его заставили. В двух последних случаях работать он будет, как правило, посредственно. Собственно, именно это мы в районных поликлиниках сплошь и рядом наблюдаем.

Целевой договор — это как раз про «заставили». Отработать столько-то лет на таких-то условиях в таком-то учреждении, причём условия оговорены заранее, при заключении договора, не нравится — не заключай, свободный человек в свободной стране.

На самом деле, система простая: есть обучение за деньги и есть обучение за счёт федерального бюджета. За счёт федерального бюджета — это за деньги налогоплательщиков. За наши деньги. Это мы с вами спонсируем человеку обучение и, кстати, ничего не требуем от него взамен. Видимо, потому, что у нас, где-то я читал, социальное государство. Благотворительность как она есть. За счёт налогоплательщиков. За мой, в частности.

А поскольку счёт этот не безразмерный, хочется всё-таки чего-то взамен. Например, уверенности, что свежеобученный доктор не подастся в риелторы, за границу, или просто в столицу, а останется там, где докторов этой специальности не хватает. Хотя бы на три года. Пообеспечивает, так сказать, со своей стороны социальность нашего государства… Мне, налогоплательщику, кажется, что в этом есть что-то справедливое.

Хотя, конечно, ещё лучше бы было, если бы у районной поликлиники нашлись деньги на приличную зарплату и адекватные условия труда. Вот и эксперт согласен:

Эксперт считает, что без вложений государства в условия труда, проживания и зарплату региональных медиков целевые программы, де-факто уничтожившие обычное бюджетное обучение, будут неэффективны.

Ещё раз: «обычное бюджетное обучение» — это чистой воды благотворительность за мои деньги. Её год от года всё меньше — видать, деньги уходят на что-то другое. Крымский мост, вон, построили зато. Олимпиаду провели. Чемпионат мира по футболу, опять же. Надо думать, тот самый многонациональный источник власти считает, что это ему важнее…

доктора уходят

Photo by Luis Melendez on Unsplash